Примеры черного пиара

Приведем примеры черного пиара из практики политического черного пиара. Так, в ходе губернаторских выборов 1998 г. в Красноярском крае штабом Александра Лебедя распространялась листовка, подписанная его политическим конкурентом ‑ Валерием Зубовым, в которой В. Зубов якобы успокаивает пенсионеров региона тем, что в ближайшие год-два после его избрания их общая численность резко снизится, а оставшимся в живых, следовательно, достанется больше. В листовке В. Зубов призывает перейти к платному образованию, причем сделать стоимость обучения в городских школах чуть дороже, поскольку: «городским детям необходим более высокий уровень образования».

Данный пример не следует путать с компроматом, который предполагает трансляцию правдивых сведений и является своего рода фильтрующим механизмом, имея в виду право знать все подробности биографии претендентов на власть.

Необходимо отметить, что чёрный PR пользуется большой популярностью и в зарубежных странах.

 К нему прибегают все крупнейшие корпорации мира и мировые политики.

Примером чёрного пиара могут служить выборы, поскольку кандидаты стараются создать отрицательный образ друг друга с целью победить, достичь лучшего результата.

Так в 2004 году на Украине произошел случай, который можно рассмотреть как черный пиар в политических технологиях, — отравление Виктора Ющенко после ужина с Владимиром Сацюком. После лечения Ющенко народ принял как героя, а про Сацюка стали ходить слухи, что он так пытался устранить конкурента.

Технологии черного пиара – это не обязательно обман. Организаторы таких кампаний могут использовать и реальные факты биографии, но интерпретировать ее нужным образом.

Можно привести в примеры черного пиара передачу Сергея Доренко, в которой демонстрировался тазобедренный сустав Евгения Примакова «в разрезе». Операция Примакова – реальный факт, и сам по себе он может не только не отпугнуть избирателей, но и, напротив, вызвать их сострадание и симпатию к кандидату (особенно, если учитывать гендерные и возрастные особенности электората Примакова).

Но форма подачи этого реального факта, избранная Доренко, не могла вызвать у избирателей никаких эмоций, кроме страха и отвращения. Таким образом, главный признак черного PR – это не оплата трансляции неких сведений посредством СМИ, а присутствие в тиражируемой информации беззастенчивой лжи, подтасовок фактов и негатива.

В пример «грязной технологии» можно привести кандидата на пост губернатора штата, когда во время встречи с избирателями на сцену выскочила группа детей, кричащих: «Папа-папа, почему ты нас бросил?»

Один из кандидатов, находясь в маршрутном автобусе, воспользовался водительской громкой связью водителя, и призвал «уважаемых пассажиров» голосовать за себя, поскольку именно он «запустил» этот автобусный маршрут.

В качестве примера по теме работы можно привести и жалобу на организацию выборов. Например, мужчины отказались голосовать, поскольку буфете избирательного участка закончилось пиво.

Другой кандидат получил «помощь» от политических конкурентов, когда перед финальным вторым туром машина кандидата была раскрашена цветными баллончиками на мотив рекламы «Сникерсни!». Подъезд кандидата, стекла изнутри, двери соседей на этажах были заклеены листовками «Голосуй за меня!».

Следует отметить наличие разницы между черным пиаром и грязными технологиями. Последние действуют точечно. Например, расклеенные агитационными материалам чужие машины не принесут желаемых голосов.

Та же листовка авторства малоуважаемых в населении групп, например ЛГБТ-сообщества, также сработает во вред кандидату.

Существует и обратный эффект подобных акций. Например, в 1996 г. лидер британских лейбористов Тони Блэр, изображенный конкурентами-консерваторами на листовке в образе Люцифера, стал лидером страны.