Создание венской системы и образование священного союза

Начало XIX в. явилось временем во многом переломным для международных отношений в Европе. Завершилась эпоха наполеоновских войн, потрясших Европу не только огромной кровью, которая пролилась на полях сражений, но и самим замыслом французского императора создать мировую империю при абсолютной гегемонии Франции, замыслом унифицировать все государства в отношении их политических и правовых институтов.

Необходимость рационального преобразования международных отношений в целях обеспечения стабильности в Европе и предотвращения в будущем разрушительных войн осознавалась еще до окончания наполеоновских войн. Таю в секретной инструкции от 11 сентября 1804 г., данной посланнику в Англии, русский император Александр I писал: «Конечно здесь идет речь не об осуществлении мечты о вечном мире, но все же можно было бы во многом приблизиться к благам, которые ожидаются от такого мира, если бы в договоре, который будет заключен после всеобщей войны, удалось бы зафиксировать на основе ясных и точных принципов требования международного права». И даже возможно, считал он, создать союз, постановления которого образовали бы новый кодекс международного права.

В известном смысле планы эти были отголоском эпохи Просвещения, характерных для нее представлений о том, что все вопросы общественного бытия можно решить с помощью разумно продуманного и осуществленного на практике плана.

Созданием нового европейского порядка, в основу которого должны были лечь согласованные европейскими державами принципы международного права, и занялись в 1814 г. на конгрессе в Вене державы — победительницы в наполеоновских войнах. И образовавшаяся в 1815 г. «Венская система» представляла собой в истории международных отношений явление мирового значения, сравнимое по своему содержанию и последствиям с такими международными системами, как Вестфальская, а в Новейшее время — Версальская, Потсдамская и постсоветская.

В 1814-1815 гг. впервые была предпринята попытка выработать принципы международного права, основанные на идее равновесия или «баланса сил», ввести договорные основания на место «права сильного», создать новую форму постоянного сотрудничества европейских монархов и тем самым гарантировать миру бесконфликтное существование. «Венская система» не предусматривала сепаратных двусторонних союзнических отношений.

В историю «Венская система» вошла как одна из самых успешных с точки зрения установления в Европе долгосрочных дипломатических отношений. Консолидация системы завершилась быстро, и до конца 40-х гг. XIX в. она функционировала вполне стабильно, хотя и пережила ряд кризисных моментов. Именно тогда впервые заговорили о «европейской идее», «европейском концерте».

Однако к середине XIX в. стало очевидным, что «Венская система» не в состоянии справиться ни с накопившимися серьезными противоречиями между европейскими державами, ни со шквалом революционных движений в Европе, которые разрушали тот баланс сил, который она установила. Все это осложняло функционирование системы и, в конце концов, повлекло ее распад.

«Венская система», как и большинство международных систем, характеризовалась постоянным ростом противоречий между ведущими европейскими державами. В первой половине XIX в. шла очень острая борьба за лидерство между Англией, Россией и Австрией, с 30-х гг. к ней подключилась и Франция. В орбиту их противоречий были вовлечены не только Европа, но и регионы Ближнего и Среднего Востока. К середине века стало очевидным — все спорные вопросы мирным путем решить не удается, что и привело к первой в постнаполеоновский период крупномасштабной европейской войне — Крымской войне 1853-1856 гг. После Крымской войны «европейская идея» постепенно отходит на второй план, а на первый выходит идея «национального интереса», что и приведет в конечном итоге к расколу Европы на враждующие военно-политические блоки в конце XIX в.

Создание «Венской системы»

Ее основные принципы

Новая система международных отношений возникла окончательно в 1815 г. и название получила по месту проведения конгресса, подводившего итог наполеоновским войнам. Судьба огромной наполеоновской империи, т. е. территориальное переустройство Европы — это основная задача конгресса в Вене. Не менее важной проблемой, вставшей перед державами-победительницами — Россией, Англией, Австрией и Пруссией — было установление нового общеевропейского международного порядка, создающего благоприятный для них «баланс сил» в Европе, закрепляющего за ними ведущую роль в решении международных проблем.

Решения Венского конгресса были отчасти подготовлены теми договорами, которые ему предшествовали. 30 мая 1814 г. в Париже был подписан мир между Россией, Австрией, Испанией, Португалией, Швецией с одной стороны и Францией с другой (капитуляция Парижа произошла 30 марта 1814 г.). По его условиям Франция возвращалась к границам на 1 января 1792 г. (т. е. к границам до начала войны Франции и Европы) — Голландия расширяла свою территорию за счет Бельгии (Южные Нидерланды) — германские княжества восстанавливали свою независимость и образовывали федеративное государство — Англия удерживала за собой о. Мальту и Ионические острова — Австрия, в качестве компенсации за отказ от Южных Нидерландов, получала земли Северной Италии (Венецию и Ломбардию), а на Балканах — Иллирийские провинции, населенные славянами. Кроме того, династия Бурбонов восстанавливалась во Франции, Испании и Южной Италии, а Савойская династия — в Сардинском Королевстве. Этот договор отменял предыдущие (Базельский, Тильзитский и др.).

Согласно Первому Парижскому миру представители всех держав, участвовавших в войнах против Наполеона I, должны были собраться в Вене на конгрессе для окончательного утверждения решений и обсуждения широкого круга вопросов будущего международного сообщества.

Условия мира были очень щадящими для Франции: на нее не налагалась контрибуция, ее территории не оккупировались союзниками, она не несла никаких территориальных потерь. Отчасти это объяснялось желанием поддержать только что реставрированную монархию Бурбонов во Франции, а также пониманием того, что новый международный правопорядок невозможно создать без сильной Франции.

Уже в Париже наметились расхождения между державами-победительницами, и чтобы уладить их, представители России, Англии и Пруссии собрались в июне 1814 г. в Лондоне. Однако договориться не удавалось, все боялись друг друга, искали союзников в будущих международных конфронтациях (казавшихся очень близкими). Особенно бросалась в глаза трещина, которая наметилась в отношениях Англии и России. Стало очевидным, что английское правительство будет всячески стремиться не допустить усиления позиций России в Европе Россия, зная о таких настроениях своих недавних союзников, не изменила намерений усилить свое присутствие в Европе, в частности — позиции относительно герцогства Варшавского и Саксонии. В инструкции К. В. Нессельроде, которую он получил от Александра I, отправляясь на конгресс в Вену, отклонялись все претензии других держав определять будущее устройство территорий, занятых русскими войсками. Герцогство Варшавское должно было, по замыслу русского императора, принадлежать России как компенсация за потери и жертвы и как гарантия безопасности на случай нападений.

Компенсировать эту потерю Пруссии (эти польские земли по разделам Речи Посполитой отошли к Пруссии) русский император намеревался за счет большей части Саксонии. Таким образом, становилось ясно, что польский и саксонский вопросы станут одними из самых сложных на Венском конгрессе.

В сентябре 1814 г. начали съезжаться в Вену те, кому предстояло решить судьбу послевоенной Европы: императоры и короли, министры и их помощники, дипломаты и их многочисленный персонал. Каждая сторона (а в работе конгресса приняли участие все европейские государства, кроме Турции) была представлена либо самим монархом, либо главой внешнеполитического ведомства. Главную роль играли, конечно, великие державы, остальным государствам была отведена роль статистов.

Красавица Вена никогда за свою историю не видела стольких именитых гостей. Балы, карнавалы, приемы следовали один за другим, создавая впечатление непрерывного, шумного праздника. Переговоры велись чаще всего в неформальной обстановке. Известны слова старого австрийского дипломата князя Линя: «Конгресс танцует, но не движется вперед».

Мешали «двигаться вперед» острые противоречия между бывшими союзниками постнаполеоновской коалиции. Особенно сложными был и отношения между Англией и Австрией с одной стороны и Россией с другой. Каждая из сторон стремилась так перекроить границы, чтобы в новой Европе ей было обеспечено определенное преимущество. Кроме того, немало заботила и проблема, как предотвратить в будущем возможность новых политических конфликтов, социальных противостояний, которые продемонстрировала Франция в конце XVIII в. Наконец, творцы «Венской системы» искали способы достичь стабильности в Европе, сделать невозможными масштабные завоевательные войны, которые представлялись неизбежным следствием всякой революции, особенно если она происходит во Франции. Из опыта французских событий конца XVIII в. они извлекли тот вывод, что революция опасна не только своими политическими и социальными устремлениями, но главное — агрессивными побуждениями, навязыванием своих политических и правовых норм другим народам, что приводит к огромным бедствиям.

Новый «порядок» попытались создать, руководствуясь принципом легитимизма во внутренней и международной жизни государства, Этот принцип представлялся основой будущего равновесия в Европе, поскольку он признавал право монархов на свой трон и старые (до революционных событий во Франции) границы. Принцип легитимизма и стал в Вене политической основой для решения о реставрации старых границ и возвращения монархам их тронов. Однако легитимизм начала XIX в. толковался очень гибко, не означал полного возвращения к старым порядкам, реставрации всех политических структур, политических союзов, социально-экономических отношений и даже границ, которые были разрушены в период революции и наполеоновского господства во Франции. Уничтоженная Наполеоном в 1806 г. Священная Римская империя не была восстановлена. Возможности реставрации были весьма ограничены, и она затронула, и то далеко не везде, лишь сферу политической жизни. Везде в Европе реставрированные монархи вынуждены были признать, что полный возврат к прошлому невозможен.

Новая система политического равновесия в Европе представлялась как легитимный (законный) мировой порядок. Но принцип легитимизма сразу же вошел в противоречие с «правом победителя» в вопросе о переделе земель бывшей наполеоновской империи. Поэтому переговоры в Вене не могли быть легкими.

Основные споры вызвали польский и саксонский вопросы, Еще 28 сентября 1814 г. между Россией и Пруссией было подписано тайное соглашение, по которому Россия выводила свои войска из Саксонии и признавала передачу Саксонии Пруссии. Территория герцогства Варшавского по этому соглашению присоединялась к России. Таким путем русский император приобрел союзника в решении польской проблемы. Однако без серьезного обострения отношений такое решение провести было невозможно. Англия и Австрия стремились всеми силами не допустить существенного увеличения территории России. Кроме того, Австрия была категорически против присоединения Саксонии к Пруссии.

Такая расстановка сил привела к созданию на конгрессе антирусской коалиции. 3 января 1815 г: Англия, Австрия и Франция подписали секретное соглашение, направленное против России и Пруссии — «оборонительный военный союз». Ситуация была настолько взрывоопасной, что казалось — военного столкновения между недавними союзниками не избежать.

Однако события развернулись совершенно иначе, Бегство Наполеона Бонапарта с о. Эльбы 1 марта 1815 г., его победоносное шествие по Франции и восстановление его власти в Париже коренным образом изменили ситуацию, заставили вновь сплотиться всех участников антифранцузской коалиции. Против Наполеона 1 сложилась последняя, седьмая коалиция и был подписан договор о Четверном союзе, в который вошли Россия, Англия, Австрия и Пруссия. По этому договору союзники обязались вести войну до окончательного поражения Наполеона. Кроме того, было принято решение собирать регулярные конгрессы для обсуждения сложных международных проблем. Таким образом, европейские государства договаривались общими усилиями регулировать и контролировать сферу международных отношений. Десятые годы и начало 20-х годов XIX в. войдут в историю как «эпоха конгрессов».

Новая война с Наполеоном была короткой, однако Франции она стоила дорого. По условиям Второго Парижского мира (20 ноября 1815 г.) на Францию была наложена контрибуция в 700 млн. золотых франков, союзные войска оккупировали ее территорию (официально — до выплаты контрибуции), а деятельность французского правительства была поставлена под контроль четырех союзных послов в Париже. «Сто дней» Наполеона Бонапарта ускорили раздел сфер влияния в Европе, ее территориальное переустройство. Еще не произошла последняя битва с Наполеоном при Ватерлоо (18 июня), а союзники (Англия, Россия, Пруссия, Франция, Швеция и Португалия) подписали 9 июня 1815 г. Заключительный акт Венского конгресса, включающий 121 статью и 17 приложений. Обсуждение этих статей велось исключительно представителями великих держав, а остальным государствам было предложено присоединиться и подписать уже готовый текст.

Самые спорные вопросы — польский и саксонский — были решены в интересах России и Пруссии. Большая часть герцогства Варшавского (за исключением Торна и Познани, отходивших к Пруссии) переходила к России. Эта территория включалась в состав российского государства под названием Королевства Польского, по образцу Великого Княжества Финляндского. Предусматривалось, что поляки будут обладать относительной внутренней автономией, подразумевавшей введение монархической конституции и право иметь свои собственные вооруженные силы. Краков был признан вольным городом, а Восточная Галиция отходила к Австрии. За Россией Заключительный акт закрепил также Финляндию, отвоеванную у Швеции в 1809 г., и Бессарабию, отошедшую к России по мирному договору 1812 г. с Турцией. Россия упрочила свои позиции великой державы. С этого времени ни одна серьезная международная проблема не могла быть решена без участия России.

Пруссии не удалось получить всю Саксонию, но к ней отошла экономически наиболее развитая северная ее часть. Кроме того, Пруссия получила земли вдоль Рейна с населением более 100 тыс. человек, побережье Балтики — так называемую Шведскую Померанию. В результате этих перестановок Пруссия стала граничить с Францией и Нидерландами, а ее территория состояла из двух частей — Восточной и Западной Пруссии. Часть территории Саксонии сохранила свою самостоятельность.

Заключительный акт Венского конгресса, несмотря на попытки Пруссии отторгнуть от Франции Эльзас и Лотарингию, подтвердил решение Первого Парижского мира (май 1814 г.) о границах Франции — она сохранила свою территорию в границах 1792 г. Второй Парижский мир практически не изменил границы Франции. Претензии Пруссии на французские земли на левом берегу Рейна вновь были отклонены.

Резко уменьшилась раздробленность Германии. Венский конгресс санкционировал уничтожение Наполеоном в 1806 г. Священной Римской империи, но сохранил политический конгломерат германских государств. Из 34 германских государств и 4 вольных городов был образован Германский союз под верховенством Австрии: ее представитель становился постоянным председателем союзного сейма.

Государственно-территориальное устройство Италии было восстановлено в основном в том виде, в каком оно было до вторжения французских войск в 90-е годы XVIII в., т. е. сохранялась политическая раздробленность. На территории Италии были вновь образованы Сардинское королевство, герцогства Парма, Модена и Тоскана, княжество Лукка, Папское государство и Неаполитанское королевство. Ломбардия и Венеция были переданы Австрии. В целом можно констатировать, что в этом регионе преобладающим политическим влиянием стали обладать Габсбурги, заинтересованные в сохранении политической раздробленности Италии. В германских землях и в Италии осталась в силе значительная часть преобразований, проведенных в период французского господства в правовой и социально-экономических сферах.

На Венском конгрессе была восстановлена государственная самостоятельность и республиканское устройство Швейцарии как конфедерации союзных кантонов. Бельгия, включенная Наполеоном в 1810 г. в состав Франции, была присоединена к Голландии. Новое государство получило название Нидерландского королевства.

Англия упрочила свои позиции на континенте благодаря поражению ее главного исторического соперника — Франции и расширению своих и без того огромных колониальных владений. Особое значение имело установление британского господства на о. Мальта и Ионических островах, превращенных в форпосты английской политики на Ближнем и Среднем Востоке. С 1815 г. Англия господствовала на всех морских путях, что открывало ей возможности новых завоеваний заокеанских территорий.

Венский конгресс принял также еще несколько важных решений. Прежде всего, это запрет работорговли. Инициатором этого решения выступили англичане. Кроме того, был принят «Венский регламент», который стал неотъемлемой частью Заключительного акта. Этот документ ввел единообразную классификацию рангов дипломатических представителей, отсутствие которой в предшествующую эпоху нередко приводило к трениям между государствами. Вводились три класса дипломатических представителей: чрезвычайный и полномочный посол, чрезвычайный посланник и полномочный министр и поверенный в делах. Позднее, в 1818 г. между посланником и поверенным в делах был введен еще один класс — министр-резидент.

Решения Венского конгресса привели к образованию новой общеевропейской международной системы, гарантирующей определенное равновесие сил и одновременно закрепляющей ведущую роль за державами — победительницами в наполеоновских войнах. Гегемония Франции в Европе была заменена господством четырех союзных держав — Англии, России, Австрии и Пруссии. Как сохранить это шаткое равновесие, сделать его долговременным — вопрос, который волновал всех ведущих политиков того времени.

Образование Священного союза. Одним из элементов той международной системы, которая была создана на Венском конгрессе, стал Священный союз. Он и должен был, по замыслу его основного творца — русского императора Александра 1, привести к действительному единению христианских правителей и народов. По инициативе Александра [ в сентябре 1815 г. в Париже между Россией, Австрией и Пруссией был подписан так называемый Акт Священного союза. Он же составил и текст этого документа, имевшего религиозно-мистический характер. Акт призывал всех христианских монархов объединиться и «во всяком случае и во всяком месте… подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь». Это была попытка дать идеологическую основу новой системе международных отношений, в противовес той идеологии, которая освящала войны в период французской революции и наполеоновской империи.

Обращение к религии, как некоему спасительному стержню для международного сообщества, было не случайно. «Разрушительному хаосу» прошедшей эпохи мог, как казалось, противостоять только церковный авторитет и христианские ценности. Религия — гарант «правильного» развития человеческого общества — в эти постпросветительские годы набирала силу как абсолютный нравственный авторитет, как противоядие разрушительным идеям XVIII в. Христианство представлялось единственной связью между поколениями, в нем видели то, что поддерживало в прошлом и поддержит в будущем в обществе традиции и высокую нравственность. И Священный союз должен был воплотить в области международных отношений эти общеевропейские настроения.

Новая идеологическая платформа абсолютно сочеталась с принципом легитимизма, т. е. защитой прав старых династий, освященных традицией и богом. Кроме того, главному вдохновителю Священного союза Александру I казалось, что «Венская система» сама по себе не сможет гарантировать того, чтобы все европейские державы неукоснительно следовали принципу единства действий и в будущем не стали бы стремиться нарушить созданное равновесие сил. Тем более, что «Венская система» не была идеальной ни для одной страны. Она постоянно входила в противоречие с государственными интересами то одной, то другой державы, в том числе и интересами государств Старого порядка (Россия, Пруссия, Австрия). Поэтому было особенно важно усилить политическое единение духовным. В Акте, провозгласившем создание «Священного союза монархов и народов», объявлялось также о незыблемости европейских границ, установленных трактатами 1815 г.

В 1815-1817 гг. к Священному союзу присоединились все европейские государства, кроме государства папы римского, Англии и мусульманской Турции. Однако фактически и Англия координировала свою политику с общей линией Священного союза. С точки зрения международного права это объединение было довольно странным не единственным в своем роде в истории международных отношений. Прагматично настроенные политики, такие как австрийский канцлер Меттерних и английский премьер Каслри, подозревали русского императора в том, что он таким путем пытается решить свои внешнеполитические задачи, прежде всего в Турции. Кроме того, в глазах общественного мнения Священный союз сразу стал ассоциироваться с европейской реакцией, с борьбой против либеральных настроений и сил национального возрождения.

Священный союз четыре раза собирался на конгрессы: Аахенский конгресс 1818 г., конгресс в Троппау 1820 п, Лайбахский конгресс 1821 г. и Веронский 1822 г. На конгрессах в Аахене и Троппау было принято решение усилить возможности Священного союза по сохранению статус-кво в Европе. Было решено, что государства, входящие в Священный союз, имеют право вмешиваться во внутренние дела других государств в случае, если там нарушается принцип легитимизма. Таким образом, был поставлен вопрос об общей политике союзных держав в случае развития революционных движений в Европе. Результатом обсуждений стала печально знаменитая конвенция «о праве вмешательства» во внутренние дела других государств для поддержания легитимных монархов. Категорично против вмешательства выступила только Англия, заявив, что задачей Священного союза является обеспечение территориального равновесия 1815 г., что же касается преобладания того или иного образа правления внутри государства, то этот вопрос не подлежит его компетенции.

Однако большинство европейских монархов считало необходимым совместными усилиями поставить барьер социальному и политическому реформированию как следствию революционных движений. Революционное движение, как казалось, имеет (и это показал опыт Франции конца XVIII в.) крайне опасное для европейского сообщества продолжение — внешнюю экспансию. Поэтому революция рассматривалась как начало нового крупномасштабного конфликта, предотвратить который и должна была новая система международных отношений. Реформа социальных и политических учреждений не отвергалась, но она должна была быть следствием исключительно продуманных действий легитимных правительств.

Наиболее уязвимой стороной этой концепции было стремление создать «правовой порядок» не только прочный, но и вечный. Создатели этого очередного «вечного мира» не позаботились об организации органа, который бы корректировал «принципы» в зависимости от исторической обстановки. В частности, не была учтена национальная идея, что не могло не привести к росту национально-освободительных движений.

Первоначально в политике держав — победительниц в наполеоновских войнах прослеживалось желание адекватно ответить на веяния времени, достичь определенного компромисса с новыми социальными силами общества. Особенно такая позиция была характерна для русского императора Александра I. При его поддержке были введены умеренные конституции в южногерманских государствах. Дебаты по выработке конституции шли в Пруссии. Разговоры о «разумных» конституциях, которые монархи должны даровать своим подданным, были обычным делом, особенно в первые годы функционирования «Венской системы», Много шума наделала речь русского императора в марте 1818 г, в польском сейме, в которой он чуть ли не пообещал ввести конституции во всех землях, «вверенных провидением его попечению».

Однако с течением времени консервативно-охранительные, а иногда и открыто реакционные тенденции брали верх. Немало этому способствовали революционные и национально-освободительные движения, которые уже в 20-е гг. XIX в. потрясли Европу.