Восприятие «черного PR»

Восприятие «черного PR» российским обществом существенно отличается от его восприятия в тех государствах, где демократия существует давно. В нашей стране смешивают понятия, которые в зарубежной практике, как правило, четко разделены: «черный PR» и негативная агитация.

Термин «негативная агитация» можно обнаружить, в частности, в справочных материалах «Политические партии и выборы в Соединенных Штатах».Там негативная агитация трактуется как «реклама, которая представляет соперников в невыгодном свете». Негативная агитация — это законная агитация против, когда кандидат спорит с положениями программы оппонента, аргументировано критикует его, ставит под сомнения его личные качества и достоинства. Она является нормальным элементом демократического процесса. В то же время «черный PR» — это дискредитация оппонента методами, которые запрещены законом.

В российском правовом поле агитация против кандидата разрешена законом и также является одним из важнейших избирательных прав. По закону каждый кандидат имеет право вести агитацию как «за», так и «против». При этом закон разрешает агитировать против кандидата только на основе достоверных фактов.

Вместе с тем в нашей стране большинство участников избирательного процесса называют «черным PR», «грязными технологиями» любые избирательные технологии, которым они не способны эффективно противодействовать. При этом не принимается во внимание, нарушается закон или нет. Любой политик убежден, что если про него написали плохо, — это и есть «черный PR». Таким образом, «черный PR» по-русски — это все, что мне про меня не нравится.

Анализ региональных избирательных кампаний, начиная с 1998 года, позволяет выделить наиболее распространенные нарушения правил ведения предвыборной агитации:

—              проведение агитации лицами, замещающими государственные должности с использованием служебного или должностного положения;

—              распространение анонимных агитационных материалов;

—              проведение предвыборной агитации в сроки, когда ее проведение запрещено, включая обнародование агитационных материалов под видом информационных, не оплачиваемых из избирательного фонда;

—              невыполнение редакциями в срок и в полном объеме условий, на которых СМИ разрешается предоставление услуг кандидатам;

—              не указание редакциями информации о том, на каком основании опубликован агитационный материал;

—              нарушение запрета на субъективное комментирование избирательных действий конкретных кандидатов;

—              самостоятельное ведение предвыборной агитации в пользу одного или нескольких «полюбившихся» кандидатов в ущерб всем остальным: по российскому законодательству СМИ не относятся к самостоятельным субъектам предвыборной агитации. То есть телевидение, радио, газеты и журналы не могут сами выступать в поддержку того или иного кандидата. Они могут только обнародовать точку зрения третьих лиц;

—              публикация под видом опросов общественного мнения материалов, содержащих недостоверную информацию, и фактически являющихся агитационными;

—              распространение сведений клеветнического и оскорбительного характера в отношении конкретных кандидатов.

Ключевой проблемой является нарушение равноправия доступа к средствам массовой информации. В документах Совета Европы этому вопросу уделяется особое внимание. Так, в Резолюции 900 (1988) «О доступе к аудиовизуальным средствам массовой информации в период избирательной кампании» отмечается, что во время проведения выборов особенно необходимо обеспечение политического плюрализма и равенства возможностей для всех политических партий и групп. Свободные демократические выборы требуют наличия публичных средств массовой информации как единственной гарантии обеспечения равных возможностей и свободного доступа к СМИ всех политических партий.

В нашей стране до сих пор все вопросы, связанные с предоставлением эфирного времени, разрешены не на законодательном уровне, а лишь на уровне решения избирательных комиссий.

Огромная проблема российской политической системы — злоупотребление административным ресурсом. В Законе об основных гарантиях предусмотрено, что не только государственные и муниципальные служащие, но и лица, замещающие государственные должности категории «А» (за исключением Президента РФ, Председателя Правительства РФ, если он исполняет обязанности Президента), муниципальные должности (за исключением депутатов органов местного самоуправления) в случае их регистрации в качестве кандидатов должны временно освобождаться от исполнения своих полномочий. Чиновникам, не являющимся кандидатами, запрещено использовать преимущества своего должностного или служебного положения в целях оказания предпочтения тому или иному кандидату, избирательному объединению или блоку. Они не могут проводить предвыборную агитацию через СМИ, быть доверенными лицами кандидатов, избирательных объединений, блоков или наблюдателями. «Использованием преимуществ должностного или служебного положения в целях избрания» признается выступление на массовых мероприятиях, если эти мероприятия организованы не кандидатами, а органами власти, а также обнародование отчетов о проделанной работе и рассылка поздравлений и иных материалов, если они не оплачены из избирательного фонда.

Еще одна проблема — скрытая предвыборная агитация, когда должностные лица и кандидаты используют СМИ в нарушение порядка проведения предвыборной агитации. Например, организуются статьи и выступления, па телеэкранах начинают часто появляться одни и те же должностные лица, причем зачастую без привязки к сюжету передачи, им предоставляется возможность комментировать проблемы общественно-политической, экономической и культурной жизни.