Эффективность черного PR

Российские исследователи эффективности «черного PR» предлагают разделить его воздействие на два этапа. В ходе первого под влиянием негативной информации о кандидате, начинает расти его антирейтинг (увеличивается число избирателей, которые ни при каких обстоятельствах не проголосуют за данного кандидата), и лишь затем происходит «обвал» его рейтинга (снижается количество избирателей, которые планировали проголосовать за данного кандидата).

Наиболее наглядно это было зафиксировано в ходе выборов губернатора Нижегородской области (2001 год) в рамках проекта «Открытая социология». Интенсивное применение «черного PR» против Андрея Анатольевича Климентьева (кандидата с уголовным прошлым) в течение первого месяца практически никак не отражалось на его рейтинге. При этом еженедельно отмечался небольшой рост его антирейтинга. «Обвал» рейтинга А.А. Климентьева произошел лишь после того, как его антирейтипг перевалил за 40%. При уровне узнаваемости выше 80% — 40% негативно настроенных граждан оказали решающее влияние на неуверенных в своем выборе избирателей. Ко дню выборов рейтинг А.А. Климентьева упал на 8-12%. Это показатель высокой эффективности «черного PR».

При этом исследователи отмечают, что эффективность «черного PR» не гарантирует победы кандидату, применяющему эту технологию против своих конкурентов. Кроме того, «черный PR» является мощнейшим катализатором активно протестного электората. Так, при использовании данных технологий число избирателей, готовых проголосовать «против всех», доходит до 40%. Это на 10-15% выше, чем число желающих проголосовать за кандидата, против которого не использовался «черный PR». Лавинообразный рост активно протестного электората может привести к срыву выборов.

Тенденцией последнего времени в России является «профессионализация» избирательной кампании, увеличение числа фирм, специализирующихся на оказании услуг по разработке и проведению агитационных мероприятий.

Рынок услуг «паблик релейшнз» в нашей стране зародился в недрах рекламного рынка на рубеже 80-90-х годов. Накануне парламентских выборов 1999 года несколько десятков ведущих PR-фирм подписали Хартию «Политические консультанты — за честные выборы». В этом документе они взяли на себя обязательства соблюдать законодательство и морально-этические принципы. Однако, участвуя в федеральных и, особенно, в региональных избирательных кампаниях, политтехнологи эти обязательства соблюдали не всегда. Региональные выборы конца 90-х — начала 2000-х годов (в Санкт- Петербурге (1998 год), Свердловской области (1999 год) Нижегородской области (2001 год), Приморском крае (2001 год), Красноярском крае (2002 год) без преувеличения можно назвать самыми «грязными» в истории России. Информационные кампании, как правило, сводились к личным нападкам на политических оппонентов. В последние годы цивилизованные методы предвыборной борьбы постепенно входят в моду. Общество движется к более цивилизованному PR. Впрочем, пока эта тенденция касается только федеральных выборов. Региональные кампании, как правило, попрежнему личностные.

Политическая реформа 2004 года стала своего рода Рубиконом для политконсалтинга в России. Сворачивание институтов прямой демократии: фактическое назначение губернаторов, отмена выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ по одномандатным округам, ужесточение регистрации политических партий — все это заставило экспертов говорить о девальвации индустрии политического консалтинга и «закате профессии».