Интервью-опросы в политической деятельности

Именно США и ее социологическая школа стала основателем массовых интервью-опросов, которые получили широкое распространение и применение как на родине, так и в Европе во второй половине 20-го века. Это стало базой для развития новых экономических отраслей, без которых трудно сейчас представить современное общество. Чуть позже на основе массовых интервью-опросов стали проводиться различные маркетинговые исследования, а значит, соответственно, и финансирование таких интервью-опросов существенно возросло (особенно если сравнивать их с предыдущими политическими ресурсами по исследованиям).

Эти процессы были до того значимы, что это не могло не повлиять на качество системы социологического образования, внеся дополнения в стандартную программу. С тех пор в социологические вузы неотъемлемой частью программы вошли новые методы стандартизованных интервью и опросов, которые повлекли за собой целый ряд дополнительных методов по сбору, сортировке и обработке данных. Дальше — больше. Стандартизованные интервью-опросы повлекли за собой накопление такого большого объема информации, что их невозможно было обработать человеческими силами, поэтому привлеклись к этому занятию математические вычисления и система ЭВМ.

Когда количественные методы социологических исследований потеснили собой качественные приемы, последние получили широкое признание среди жителей США начала 20-го столетия, а соответственно все внимание общественности было устремлено на новый метод получения информации. Это привело к тому, что большая часть финансирования и рекламы пошла на развитие количественной традиции. Конечно, конкуренцию могла составить социологическая школа Европы, но в то время Европа никак не могла прийти в себя после Второй мировой войны и отойти от разрушительного воздействия мирового кризиса. Поэтому о достойной альтернативе речь не шла, на многие года и даже десятилетия «американский» способ сбора информации для исследований, сосредоточенный на массовых интервью, или фокус-группах, стал доминирующем как в Соединенных Штатах, так и в Европе. Европе ничего другого не оставалось, как принять и следовать сложившейся американской новой традиции. Но не стоит думать, что американская традиция внесла негативные дополнения в ранее существующих качественные методы. Количественный подход и разработка массовых интервью-опросов стал настоящим техническим достижением, которое стали использовать разнообразные науки и смежные отрасли. Появилась даже так называемая «индустрия опросов» — целая экономическая отрасль, без которой современное общество уже не мыслится.

С чего началось развитие интервью как метода сбора информации? А началось все в Америке в 20-е года, когда стали популярны опросы. И касались они не тех проблем, которые расцвели в Америке, спровоцированные ростом преступности, а опросы, заказанные и профинансированные газетами, а так же политическими партиями. Носили эти опросники исключительно коммерческий характер, то есть о прикладной характеристике речи даже не шло. Продиктована такая необходимость в опросниках необходимостью решения вполне конкретных задач. Какими? А очень даже земными — определение популярности и рейтинга среди народа политических лидеров и их партий, а так же шансы каждого из них стать лидером на голосовании в выборе президента. Именно в то время начали проводиться первые попытки вычисления количества аудитории, которые читали ту или иную газету, смотрели ту или иную рекламную провокацию.

Не без основания многие полагают, что именно возникновение такого количественного метода опроса поставило жирную точку на долговременном правлении качественных методов исследований. В результате фокус общественной заинтересованности сместился в сторону количественного метода. Что повлекло за собой и изменения в финансировании и расстановке сил.

Не для кого не секрет, что западная методология долгое время пребывала под влиянием позитивистской методологии, которая основывалась на естественных науках, их критериях, схемах и правилах. Эмпирическая социология занималась тем, что проверяла выдвинутые теории, прибегая к помощи формальных маркеров и измерительных шкал. Изменения принесли только 50-е года 20-го столетия, когда методы эмпирической социологии стали поддавать жесткой критике, называя их формализованными, нормативными. И только в начале 20-го века в социологические исследования стали вноситься чисто эмпирические методы, которые основывались на письмах, дневниках, устных историях, чуть позже — автобиографиях. Это все предшествовало возникновению интервью как одного из главных социологических методов исследований. Сперва такие эмпирические методы служили раскрытию социального базиса для возрастания преступности среди молодежи, потом в годы «великой депрессии» США пристальное внимание стало оказываться изучению незаконных сторон теневой экономики. И именно в США в 20-е года вошел в обиход устный опрос как качественный метод сбора информации. Это послужило толчком для развития интервью как метода сбора информации.

В эмпирической социологии очень популярным методом исследования стало групповое глубокое интервью. По-другому групповое интервью еще называют фокус-группами. Этот метод не возник сам по себе, его пробудил к жизни ряд различных исследований в методе интервью, их пересечение и взаимное проникновение. Уникальные же свойства, которыми обладает групповое интервью, сделали этот метод таким популярным. В то же время эти уникальные свойства до сих пор являются камнем преткновения многих исследователей и авторов научной литературы. Итак, мы уже отметили, что групповое интервью не появилось на пустом месте, оно возникло на основе исследовательских традиций экспериментальной психологии и эмпирической социологии. Фокус-группы относятся к разновидностям «качественных методов» интервью, а потому об их появлении имеется очень мало информации в отечественной литературе. Но для того, чтобы детально рассмотреть фокус-группы, нужно понять, что развитие этого метода не происходило линейно. Чтобы точнее передать их суть, лучше всего подойдет сравнение с маятником, с его колебаниями. И все же историческая база очень важна ля понятия механизма работы фокус-групп.

Эффект интервьюера

Не стоит думать, что эффект интервьюера имеет один источник. В основном он возникает по причине отхода участников интервью от запланированной программы. Что это такое? Если интервью не проходит удачно по намеченному плану, то интервьюер идет на крайние меры по изменению хода интервью, дополняя его вспомогательными вопросами, наводящими формулировками, фразовыми включениями неожиданного происхождения. Но неумелое обращение с такими ответственными инструментами моделирования интервью может привести к нежелательному эффекту. А отрицательный эффект заключается в том, что такие «подсказки» невольно формируют стандартно-шаблонные ответы респондента, он пытается угадать мысли интервьюера и подстроиться под его мнения, тем самым искажая свое мнения, редактируя свои ответы, подстраивая их под личность опрашиваемого. Поэтому даже, казалось бы, несущественный отход от четко распланированной схемы проведения социального интервью может стать причиной срыва программного исследования или существенно испортить результат. Но в любом случае, если интервьюер порывается истолковать заданный вопрос, это приведет к субъективному пониманию сути этого вопроса респондентом, а значит, к возможным непоправимым смещениям информативности ответа.

Разные исследователи определяют «эффект интервьюера» по-разному. Например, современная социология рассматривает это явление, как различные данные, которые получают от одного и того же респондента разными интервьюерами. Другие понимают «эффект интервьюера» как некоторый процент неточности информации, которая происходит по вине характера интервьюера. Но нужно отметить тот факт, что «эффект интервьюера» не просто сводится к смещениям или искривлениям ответов респондента. Несмотря на традиционное понимание, это явление включает в себя намного больше понятий, а так же вмещает более широкий круг разнообразных реакций респондентов на характеристики интервьюера. Влияние опрашивающего может проявляться не только в искажении информативных данных, неизбежности социально желательных ответов, диссимилятивных реакций респондента, но и к ухудшению коммуникативных взаимодействий, повышению процента умалчивания или отказа говорить на поставленную тему или заданный вопрос, уменьшение продолжительности интервью, унижения уровня информативной нагрузки в ответах и так далее. Поэтому распространенное определение «эффекта интервьюера» крайне узко и непродуктивно.

В последнее время исследователи и ученые обеспокоены тем фактом, что качество информации, полученное путем интервьюирования, падает. Интервьюер, интервьюируемая личность, метод сбора данных, опросный инструмент — все это сегодня не считается таким надежным и безопасным, как раньше. Теперь это все представляется опасность искажения информации. Пионером в таких исследованиях стал С. Райс еще в 1929 году. Именно его работы дали понять всему научному миру, какое огромное влияние несет на себе личность опрашивающего на достоверность информации респондента. А вся эта проблема получила название «эффект интервьюера». И это было не пустое слово, не основанное ни на чем. Последующие исследования по заданной тематики установили, что, действительно, опасные смещения в достоверности информации во многом зависят от личности интервьюера. И не только открытое давление на респондента чудовищно искажает первоначальную информацию, но и самое слабое влияние, невольно оказываемое на респондента во время проведения интервью, имеет непредсказуемый эффект, который может достигнуть катастрофических для исследования масштабов. Хотя этой проблемой заинтересован большой круг ученых, но толковых объяснительных теорий пока не придумано.

В телефонном интервью, которое входит в состав определенного исследования, имеют право принимать участие любой из членов семьи, который отвечает заданным требованиям. Исследователи заботятся о том, чтобы каждый член группы имел возможность принять участие в телефонном интервью. Существуют специальные методики «слепого» выбора, когда респондентом интервью может стать любой член семьи. Кроме этого существуют особый отбор, если нужно набрать нормированное количество участников, ориентируясь на определенные признаки. Но не зависимо от того, слепой ли выбор был сделан, или по каким-то признакам, интервьюер задает несколько заранее заготовленных вопросов, чтобы проверить подходит ли данный кандидат на роль респондента. Если вопросы не нашли нужных ответов, то возможно переориентация на другого члена семьи. А если вопросы показали готовность абонента к интервью, то нужно приложить все усилия, чтобы вовлечь его в кооперирование. Дополнительные условия, в которых находится абонент, увеличивают количество ответов-неответов, так же на это влияют другие факторы, такие как, например, количество членов семьи, время проведения интервью, авторитет главы семьи.

При телефонном интервью, которое не является запланированной акцией именно с данным респондентом, а входит в процесс специального социологического исследования, требования к потенциальному респонденту должны выдвигаться умеренные. Чем лояльнее выдвинутые требования, которые не спугнут потенциального респондента, тем более высок процент успешности проведения телефонного интервью. Так же исследования показали, что более возможно интервью, а так же более продуктивно, если контакт наладился с первым же членом семьи, который подошел к телефону. Но этот вариант подрывает основы равноправия, согласно которому каждый член совокупной группы должен иметь шанс получить возможность принять участие в интервью и быть опрошенным. Но это условие не является истиной во всех инстанциях, а потому его можно легко обойти, если учесть факт, что у всех членов выборки есть шанс попасть под опрос. И все же создатели исследования заботятся о том, чтобы равноправие сохранялось. Для этого было разработано несколько методов случайного отбора. Сюда входит методика Киша, метод случайного отбора по возрасту, метод случайного отбора абонента и метод «отбора по дню рождения».

Последствия «эффекта интервьюера»

Разные исследователи определяют «эффект интервьюера» по-разному. Например, современная социология рассматривает это явление, как различные данные, которые получают от одного и того же респондента разными интервьюерами. Другие понимают «эффект интервьюера» как некоторый процент неточности информации, которая происходит по вине характера интервьюера. Но нужно отметить тот факт, что «эффект интервьюера» не просто сводится к смещениям или искривлениям ответов респондента. Несмотря на традиционное понимание, это явление включает в себя намного больше понятий, а так же вмещает более широкий круг разнообразных реакций респондентов на характеристики интервьюера. Влияние опрашивающего может проявляться не только в искажении информативных данных, неизбежности социально желательных ответов, диссимилятивных реакций респондента, но и к ухудшению коммуникативных взаимодействий, повышению процента умалчивания или отказа говорить на поставленную тему или заданный вопрос, уменьшение продолжительности интервью, унижения уровня информативной нагрузки в ответах и так далее. Поэтому распространенное определение «эффекта интервьюера» крайне узко и непродуктивно.