Политическая психология – информационная война за умы

В сознании многих людей психология предстает чем-то средним между диковинным развлечением и псевдонаучной терапией.

В действительности же это не только исповеди на кушетке или ухищрения маркетологов, заставляющие людей скупать ненужные вещи. Все это лишь доступная часть из колоссального пласта психологических приемов, разработанных для коррекции людского поведения с помощью СМИ. В том числе для достижения корыстных целей на политическом поприще. Исследованием этих вопросов и занимается политическая психология.

• Детище XX века

В 1979 году на базе комитета сформировалось Международное общество политических психологов (ISPP), насчитывающее в настоящий момент тысячу постоянных членов и издающее собственный ж. «Political Psychology». В 1993 г. ряды ISPP пополнила Российская ассоциация политпсихологов.

Основные задачи современной деятельности ISPP заключаются в урегулировании международных разногласий, установлении демократии, определении единого языка политики и культуры при глобализации и, разумеется, в разрешении конфликта политического лидерства. Субъективные вопросы политпсихологии (формирование «лица» политиков, психология элит, коррекция настроений избирателей, национальные разногласия и др.) обычно выносятся на рамки ежегодных собраний общества, но именно они определяют нашу каждодневную жизнь.

• Политика в головах

В целом политическая психология, как наука, представляет собой тонко подогнанный конгломерат политологических, социологических и психологических изысканий. Основной интерес в этом плане представляют психологические мотивы поведения человека, их расшифровка, понимание и перенаправление в нужное русло.

Именно поведенческий аспект восприятия политики, а не мысли и чувства, считается ведущей парадигмой современной политической психологии. В этом плане ученых интересует вовсе не отношение людей к тому или иному политику и его программе, а уровень их политической вовлеченности и формы ее проявления. Мысли и чувства человека по отношению к политике и лидерам партий отводятся на второй план. Потребности членов общества, их мотивы и ценности, влияние СМИ на политической менталитет человека интересуют, по большей части, гуманистов и когнитивистов от политической психологии.

Для чего это нужно? Понимание влияния политики мирового сообщества на поведение и сознание индивидуума помогает взрастить на благодатной почве внутренних стремлений, неприятия и идеалов любые искомые плоды. Во внешней политике коррекция психологического состояния социума позволяет добиваться изменения отношения к терроризму, войнам, другим народам и политическим решениям, во внутренней же она выливается в создание имиджа политиков, формирование политических ориентаций, дискриминацию меньшинств или насаждение классовости. Хотя «или» здесь неуместно: все упомянутые проявления политической психологии стали данностью, проверенным десятилетиями успешной практики инструментом пропаганды.

Крупное направление политической психологии — политический психоанализ — изучает бессознательную мотивацию политического поведения. Причем предметом ее исследования является не, только поведение обывателей, но и психологические портреты крупных политических деятелей. Кроме того, политический психоанализ позволил пролить свет на проблемы авторитаризма и тоталитаризма.

• Игра на нервах

Разумеется, главное орудие политической психологии в деле воздействия на общественное сознание — массмедиа. Пресловутая манипуляция сознанием стала обыденным явлением с момента проникновения средств массовой информации в каждый дом. Главные ее принципы были сформулированы еще Йозефом Геббельсом в период расцвета Третьего рейха и, как ни странно, успешно используются в современном маркетинге и рекламе. И они предельно прозрачны: посыл должен всего лишь играть на эмоциях, быть простым и повторяться максимальное количество раз. Как показала богатая пропагандистская практика XX века, эта понятная модель насаждения мнения в сознание членов социума работает безотказно, в какой бы сфере она ни была задействована.

С появлением общедоступных печатных изданий, радио, телевидения, интернета производимый ими и повторяемый до тошноты контент стал активно использоваться для формирования народного мнения. Называя вещи своими именами, — для пропаганды. В жесткой или «бархатной» форме — зависит от политической необходимости и социальных настроений. Чтобы в полной мере осознать суть процесса влияния ежедневного потока сведений, методично сливаемого всевозможными медиа в открытый доступ, нужно немного углубиться в историю происхождения термина «СМИ. Удобный и емкий на первый взгляд термин при ближайшем рассмотрении оказался полнейшей профанацией.

Дело в том, что данная формулировка предполагает авторитарный принцип насаждения информации, то есть «мы говорим — народ слушает», а диалог между ними невозможен в принципе. Именно поэтому во Франции еще в 1960-х гг. отказались от этого определения и стали использовать либо общемировое «массмедиа», либо «средства массовой коммуникации».

То есть в 1970-х гг. в Советском Союзе волевым решением свыше закрепили выражение, на родине которого от него уже отказались. Также была санкционирована жесткая подмена понятий, отождествившая обмен мнениями между массмедиа и социумом с односторонним информированием и пропагандой. Разумеется, этим в своих целях умело пользуются политпсихологи.

• «Волшебная игла»

Большую потребность в удовлетворении своих желаний испытывает человек от СМИ, тем большую роль медиа будут играть в его жизни. Эти принципы были известны еще в 1920-х гг. как эффект «подкожной иглы» или «волшебной палочки». Современная теория не¬сколько пересмотрела эти положения, но принцип остался неизменным. Учитывая возраст, индивидуальные качества и потребность в сведениях, СМИ могут воздействовать на целевую аудиторию, перенастраивая желания общественности на нужный политический вектор.

Особенно эффективное воздействие массмедиа на всеобщее политическое настроение происходит в кризисных ситуациях. Яркий тому пример: теракт 11 сентября 2001 г. в США. Ослепленные горем и страхом люди обращались к новостным СМИ как к единственному источнику информации и оказывались беззащитными перед их влиянием. Итогом стала всемирная истерия перед уродливым лицом терроризма, ненависть к мусульманскому миру и обострение ситуации на Ближнем Востоке.

Но наивно было бы полагать, что пара пропагандистских рекламных роликов, выпусков новостей и предвыборных агиток может серьезно повлиять на политические настроения в обществе. Для достижения своих целей прикладная политическая психология реализует сложные многоэтапные программы по постепенному формированию убеждений, подталкивающих простого обывателя к «удобным» для действующей системы действиям. Некоторые новости, какими бы важными они ни были, намеренно умаляются или замалчиваются, другие же искусственно раздуваются до масштабов международного скандала, третьи и вовсе основываются на слухах и ничего не стоят.

Провокационные перформансы Павленского или «Pussy Riot», пятиминутные репортажи об арестах украинских «бабочек», выставление Обамы и Трампа глупцами — примеры у всех на слуху. А чего стоит слоган ведущих новостей одного из федеральных каналов: «Таким был сегодня». И мало кто задумывается, что кроме озвученных на данном канале новостей в мире за день произошло еще миллион событий. Но нам прописывают курс «капельниц» раствора политически правильных на данный момент взглядов через уже введенную «волшебную подкожную иглу».

• Информационная война

Мы живем в условиях непрекращающейся информационной войны. Пытаясь разобраться в актуальной политической ситуации, мы обращаемся к централизованным или независимым медиа и руководствуемся теми тезисами, что они нам преподносят. И зачастую рассмотреть ситуацию под разными углами просто нет возможности или желания. Что же выросло на благодатной почве человеческих умов, удобренной желанием найти виноватого? Терроризм, от которого не укрыться даже в безопасной Европе. Взаимная неприязнь некогда братских народов. Вооруженный конфликт в Сирии. Разрыв отношений с Украиной. Натянутые, мягко говоря, отношения с Западом. Паника перед угрозой ядерной войны, которую вот-вот развяжут США и Северная Корея.

Думаете, такая политическая психология — всего-навсего параноидальная выдумка сторонников теории заговора? Тогда включите вечерние новости. Политики нам напомнят, как нужно смотреть на политику.