Политическая журналистика

Средства массовой информации, а в частности политическая журналистика на мой взгляд, являются оружием, которое может причинить ущерб больше, чем самые смертоносные ракеты. И только качественные заборы помогут отделиться от влияние прессы и телевизора. На Forex можно всегда увидеть это оружие. В политики и общественной жизни подобное воздействие может творить чудеса. Как плохие, так и хорошие.

Однако во всех странах мира можно увидеть различного рода манипуляции. Будь то заказная политическая статья или обзор ситуации в мире или валютном рынке, написанный аналитиком заинтересованной группы людей, всегда существует использование потока информации в своих целях. Это мощное оружие, способное сделать много зла. Газетной ложью добро не творят.

Я бы разграничил откровенно заказные статьи, намеренно заточенные под свои цели и просто глупые публикации, которые пишет человек несведущий. Много и первого и второго. Иногда это успешно сочетается.

Сколько раз западная пресса и телевидение врали про ситуацию на Востоке. Да и отечественные издания умудряются врать про внутреннюю ситуацию, а также уделяют время на ложь относительно внешнего мира. Есть ли правда? Можно ли верить?

Нельзя верить телевизору и газетам. Старшее поколение привыкло говорить: «Но по телевизору сказали!» или «В газете было написано, газета не соврёт!»

Всегда врали и вводили в заблуждение. Есть ли чистые источники информации? На этот вопрос ответить трудно. Понадобится мегамозг, чтобы проанализировать кипы газет за многие годы. Но то, что всегда следует брать информацию из нескольких источников, сопоставлять, делать выводы — не вызывает сомнения. В противном случае термин «стадо» будет актуален для социума.

Политическая журналистика — круг замкнулся

Новостная отрасль снова приобретает черты социальных медиа, как это было до начала XIX века, только эти черты становятся еще более подчеркнутыми. Большая ирония истории заключается в нынешней трансформации новостного бизнеса. Отрасль трансформируется под влиянием технологий, но, подрывая бизнес-модели СМИ, эти технологии во многом возвращают эту отрасль к шумной, раскованной и дискурсивной ее жизни в доиндустриальную эпоху.

До начала XIX века не было технологий для распространения новостей большому количеству людей за короткий промежуток времени. Они путешествовали вместе с людьми, которые разговаривали на рынках и в тавернах или обменивались письмами со своими друзьями. Это явление можно проследить до римских времен, когда представители элиты держали друг друга в курсе событий с помощью потока писем, записей речей, а также копий Acta Diurna, официального издания, которое обнародовали в Форуме ежедневно. Новости путешествовали социальными сетями, так как не существовало другого канала для их распространения.

Изобретение печатного станка означало, что стало возможным изготовление большого количества копий документа за короткое время, но их дистрибуция все равно возлагалась на личные связи. В начале 1518 произведения Мартина Лютера распространялись по всей Германии в течение двух недель, пока их везли из одного города в другой. Пока Лютер и его сторонники спорили со своими оппонентами в течение следующего десятилетия, в Германии продалось более 6 млн. религиозных памфлетов. «Новостные баллады», которые распространяли новости в форме народных песен, освещали поражение Испанской Армады в 1588 году, а также многих других событий.

В январе 1776 памфлет Томаса Пейна «Здравый смысл», который сплотил колонистов против британской Короны, был напечатан тиражом 1000 экземпляров. Один из них дошел до Джорджа Вашингтона, который был настолько впечатлен, что заставил американских офицеров читать отрывки из произведения Пейна своим подчиненным. В июле 1776 года около 250 тысяч человек, почти половина свободного населения колоний, ознакомились с идеями Пейна. Газеты в то время распространялись на очень небольших территориях и были смесью редакционных мнений, статей авторов и перепечаток из других газет, в них не было постоянных репортеров. Все эти первоначальные медиа передавали новости, сплетни, мысли и идеи в рамках определенных социальных кругов или общин, а между производителями и потребителями информации были небольшие отличия. Они были социальными медиа.

Взлет и падение массовых коммуникаций

Изобретение парового пресса в начале XIX века и появление газет для массового рынка, таких как The Sun в Нью-Йорке, обозначили собой глубокие изменения. Новые технологии массового распространения информации позволили дойти до большого количества людей с беспрецедентной скоростью и эффективностью, но одновременно они отдали контроль над потоком информации в руки нескольких избранных лиц. Сначала вертикальное распространение новостей, от элиты из специалистов в общей аудитории, имели решающее преимущество над горизонтальным распространением новостей среди граждан. Эта тенденция усилилась с появлением радио и телевидения в ХХ веке. Новые компании возникли благодаря этим технологиям СМИ. В современных медиа-организациях новости собирают специалисты, и их распространяют среди массовой аудитории вместе с рекламой, которая помогает оплатить все расходы на деятельность.

За последнее десятилетие Интернет взорвал эту модель и позволил социальным медиа вновь заявить о себе. Во многом новостная отрасль возвращается к своей доиндустриальной форме, но с новыми возможностями благодаря интернету. Мобильные телефоны с камерами и социальные медиа, такие как блоги, Facebook и Twitter могут показаться чем-то совершенно новым, но они имитируют те пути, в которые люди собирали и обменивались информацией в прошлом. «Социальные медиа не является чем-то новым, они просто сейчас больше распространены», — говорит Крейг Ньюмарк. Он сравнивает Джона Локка, Томаса Пейна и Бенджамина Франклина с современными блогерами. «К 2025 году и политические, и медиа-ландшафты будут совершенно другими, потому что люди, привыкшие к власти, различными способами станут полагаться на социальные сети». Ассанж сказал, что WikiLeaks работает в традициях радикальных памфлетистов времен Гражданской войны в Англии, которые пытались «сделать явными все тайны и секреты правительства» перед общественностью.

Новости также становятся все более разнообразными, поскольку широко доступными становятся инструменты для их публикации, снижаются барьеры для входа на рынок, и возникают новые модели, о чем свидетельствует удивительный подъем The Huffington Post, WikiLeaks и других новичков за последние несколько лет, не говоря уже о миллионах блогов. Вместе с тем, новостная отрасль становится все более самоуверенной, поляризованной и предвзятой, как это было во времена памфлетистов.

Неудивительно, что традиционные новостные организации, которые сформировались за последние 170 лет, имеют много проблем с адаптацией. Эпоха СМИ теперь выглядит относительно коротким и аномальным периодом, который подходит к концу. Но она была достаточно длительной, чтобы в ней сформировалось несколько поколений журналистов, чтобы законы СМИ стали считать законами всех медиа в общем, как говорит Джей Розен. «И когда вы построили всю свою карьеру на этом убеждении, то не будет легко сказать: «Ну что же, на самом деле это был лишь один этап». Вот почему многие из нас думают, что только смена поколений решит эту проблему». Новое поколение, выросшее с цифровыми инструментами, уже проектирует чрезвычайно новые вещи, которые можно будет делать с их помощью, а не просто использовать их для сохранения старых моделей. Некоторые существующие медиа-организации переживут этот переход, но многие — нет.

Наибольшим сдвигом является то, что политическая журналистика уже не является исключительной прерогативой журналистов. Обычные люди играют более активную роль в системе производства новостей, наряду с множеством технологических компаний, новостных стартапов и неприбыльных организаций. Социальные медиа, конечно, не прихоть времени, и их влияние только начинает ощущаться. «Они повсюду, и их будет еще больше во всем мире», — говорит Арианна Гаффингтон. Успешными медиа-организациями будут те, которые примут эту новую реальность. Они должны будут переориентироваться на обслуживание читателей, а не рекламодателей, интегрироваться с социальными медиа и сотрудничать с читателями, избавиться от политического и морального лишнего бремени и перестать возводить барьеры вокруг политической журналистики ради защиты своего положения. Цифровое будущее новостей имеет много общего с их хаотическим, чернильным прошлым.

Исходя из сказанного, хочется обратить внимание на тот аспект, в котором в ближайшем будущем будет являться то, что кто владеет большем количеством ресурсов независимых СМИ (новостных агрегаторов) тот и будет иметь более тяжелый вес в предвыборной гонке. Тот, кто владеет СМИ-четвертая власть, сможет влиять на прошлое и будущее в своих интересах. А подконтрольные журналисты смогут преподнести политические новости в выгодном для владельца свете, а так же уничтожить репутацию оппонентов.